Всем привет!

В продолжение моих историй, сегодня расскажу вам о моих первых родах. Очень хорошо их помню, а прошло уже более семи лет.

Было непривычно вот так из зимы попасть сразу в лето, так как зима, плавно перешедшая в тот год в холодную весну, казалось, не закончится никогда.

Наверное, это была самая холодная зима из тех, что я запомнила, потому что вплоть до середины апреля я ходила в шапке и зимней куртке.

И как-то сразу, резко после холода пришло тепло. Всю неделю стояла отличная летняя погода и все были одеты уже по-летнему. 

Хотя тепло установилось буквально за пару дней до рождения моего сына, я смогла насладиться беременностью, гуляя по известным мне местам в легкой одежде.

Я гуляла и даже ездила в транспорте на другой конец города, ведь по сроку у меня в запасе были еще две недели. Я гуляла и представляла, что скоро буду ходить вот тут, или там — в известных мне местах уже с коляской и от этого на лице улыбка расплывалась сама собой.

Как я сама считаю, мои роды потихоньку стали начинаться вечером 19 апреля 2012 года.

Мы, как обычно, ужинали и смотрели фильм, когда я отметила, что с животом было не совсем так, как обычно. Как сейчас помню, что на ужин мы ели стручковую фасоль с яйцом и ничего особо не предвещало рождение нашего сына на следующий день вечером. Но все же то, что происходило с моим животом было настолько незначительно, что я почти этого не замечала.

Ближе к утру я заметила, что живот начал побаливать, но попыталась уснуть дальше.

Уснуть по-нормальному с тех пор мне не удалось и я встала в туалет. 

Увидев в туалете, что у меня отошла «пробка», я испугалась

Почему-то я всегда считала, что признаком приближающихся родов может являться лишь отхождение околоплодных вод. Другие варианты, как я думала, были маловероятны.

Сказав мужу, что сегодня, мы возможно, увидимся с сыном, я попыталась уснуть снова. Но и этот раз со сном у меня ничего не вышло. 

Я осталась лежать в кровати, так как живот не отпускало, а в ощущениях наметилась некоторая периодичность.

Мне совершенно не хотелось завтракать, но ради того, чтобы не обессилить раньше времени, я все же выпила стакан кефира и съела зеленое яблоко. После, я снова легла в кровать. Переносить схватки мне было удобней лежа. 

В кровати я провела весь день, ворочаясь с боку на бок во время схваток.

В 17 часов мы решили позвонить в перинатальный центр и связаться с нашим выбранным врачом, на что нам ответили, что врача данного сегодня уже не будет. 

Врач была на какой-то конференции и к тому же в пятницу вечером ее в любом случае застать было почти нереально. Видимо, нужно было не тянуть почти до вечера, а связаться раньше.

Но, нас обрадовали, сказав, что сегодня дежурит отличная бригада врачей и мы хоть сейчас можем к ним приезжать.

Мне почему-то до последнего момента не хотелось покидать стены своего дома и оказаться во врачебных. 

Да, я рисковала и возможно так делать было нельзя. Гораздо спокойней быть под наблюдением врачей  в такой важный момент, где речь к тому же идет о двух жизнях сразу.

Сейчас я понимаю, что мне просто повезло и у меня не было каких-либо отклонений, иначе все было бы хуже. 

В тот момент, когда я, наконец, встала с кровати, чтобы собираться и ехать в роддом, стояла и замерла в проживании схватки около стола, муж сказал мне поторопиться.

Помню, как еще подумала тогда, что могу сравнить схватки с битьем по спине отрезом железной трубы, да так, чтобы сам срез прошелся по мне. Интересно, откуда я только придумала такое сравнение, ведь меня никто никогда не бил по спине железной трубой. Но вот как-то именно такая мысль проскочила в тот момент.

Не зная, сколько конкретно могут продлится мои роды, которые были еще и первыми, а первые, как известно, могли затянуться, я могла предположить, что столько же времени я проведу, возможно, в род зале. Зная и читая о разных случаях, когда женщины по несколько дней лежали и их наблюдали уже в родах, мне хотелось максимально больше побыть дома.

Саму поездку я помню не так точно, потому что всю дорогу я проживала схватки, одну за одной. Сейчас я понимаю, что нам повезло — все же был конец рабочего дня, в довольно крупном городе, час пик. 

Мы прибыли на такси в Перинатальный центр. Муж договорился с охраной на воротах и такси пропустили на территорию прямо ко входу в Приемный покой. 

Нас встретил дежурный врач — мужчина. Акушерка спросила меня о том, что я чувствую и отошли ли воды. Я ответила, что никаких вод у меня не отходило. 

Врач осмотрел меня и очень удивленно сказал: «Вот вам свезло!», после чего он еще добавил: «Быстро в родзал! Через  пятнадцать минут родит! Раскрытие полное!».

Для меня, мужа и окружающих нас паре акушерок было понятно, что приехали мы очень и очень вовремя. Прождав еще хотя бы 15 минут, мы возможно и не успели бы доехать до Перинатального Центра. В таком случае, нам пришлось бы ехать не только по скорой, но еще и в ближайший роддом, чего я не хотела. Я хотела попасть именно в Перинатальный Центр, так как там более современное оборудование на случай непредвиденных ситуаций.

После осмотра меня доставили в родзал, наспех надев чистую рубашку. Да, кстати еще в тот момент слова врача были такими: «Без клизмы в родзал».

Спустя пятнадцать минут наш сын еще не родился, как предполагал врач. Так произошло, наверное, от того, что я была первородящей. Прошло не менее 45 минут, когда мы увидели своего сына.

В родзале меня уже ждала молоденькая акушерка, которая находилась со мной до конца родов. Пришла врач — очень опытная и в меру строгая женщина. Врач спросила акушерку, что у нас с пузырем, на что акушерка ответила ей, что он цел и поэтому она не сильно торопится.

Чуть позже врач проткнула мне пузырь. Воды оказались со слабым зеленоватым оттенком и это означало, как мне сказали, что ребенок начал страдать. Моей обязанностью стало как можно быстрее помочь ему появиться на свет.

Несколько раз врач выслушивала сердцебиение моего ребенка, прикладывая трубку к животу. Я напрягалась, как только могла, но от не знания, как правильно следовало это делать, ничего нового не происходило.

Я чувствовала, что мне совсем не легко давались первые роды и все мои усилия были напрасны, так как я не правильно направляла их. 

Так, например, типичной моей ошибкой, как и у многих первородящих, было то, что я тужилась и направляла все силы в лицо, когда нужно было направлять их в низ живота. 

От этого же у меня в процессе родов появились на лице красные точки, которых можно было избежать, делая все так, как советовала врач.

Казалось, конец родов затянулся настолько, что минуту по времени я ощущала как за час. Как ни странно, но я в то же время не успевала и думать о том, что с моим мальчиком может что-то случиться, а ведь кислорода ему уже не хватало. За это я как раз и получила выговор от врача и акушерки, на что они сказали мне, что работаю я плохо и за такие роды они могут мне поставить лишь двойку. Еще они добавили, чтобы я больше к ним не приходила. Конечно же невсерьез, но ощущение не очень приятное.

Был момент, когда врач собрала в свой кулак мою сорочку, и таким образом, помогала выдавить ребенка из моего живота. Видимо, она уже испробовала провести всевозможные способы для быстрого завершения родов, чему я как раз и мешала из-за своей неопытности. Мне провели эпизиотомию, что увеличило шансы на быстрое окончание родов, сказав при этом, что без нее бы не обошлось однозначно. 

Действительно, эпизиотомия сделала свое дело и ребенок родился. Очень плохо помню момент рождения. Видимо, прошедшие с того времени семь лет сыграли в этом свою роль, но точно помню, что акушерка с врачом и тут меня поругали, сказав, что я могла бы точно ли, если не задушить, то ударить своего ребенка ногами. 

 

Моего сына оценили на 7-8 баллов по Апгар, добавив, что он точно страдал из-за меня. Вес малыша при рождении составил 3 кг. 90 гр., а рост-50 см.

Осознание того, что я стала матерью пришло сразу, не давая мне времени для размышлений, так как с момента рождения ребенок был со мной и мы не разлучались. Мне предстояло сразу же после пары часов проведенных в родзале и пяти часов в палате встать на ноги и заниматься сыном, что я и сделала.

Вот так мы стали родителями в первый раз семь лет назад в 18 часов 40 минут 20 апреля 2012 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.